суббота, 22 января 2022 г.

Долгосрочное голосование №2

Повторим затею, которую уже проводили полтора года назад:

Мы любим знакомить читателей с детективщиками, доселе непереводившимися на русский язык. Но и тех авторов которых мы уже переводили, хочется переводить снова и снова: ведь непереведенного у них хватает. И у нас уже накопился десяток авторов, у которых еще есть что переводить:

  • 1 - С.Х.Адамс
  • 2 - Д.Бауэрс
  • 3 - Дж.Дж.Коннингтон
  • 4 - А.Моррисон*
  • 5 - К.Сент-Джон Спригг
  • 6 - К.К.Стрэхен*
  • 7 - К.Стэгг
  • 8 - В.Л.Уайтчерч*
  • 9 - К.Уэллс
  • 10 - Р.Юстас, Л.Т.Мид

Но кого же из них нам перевести еще раз? Давайте проведем еще одно голосование! Правда, оно будет долгосрочным - если выбирая какую именно книжку выпустить в следующий раз, мы голосуем за один из относительно готовых текстов, то теперь путь предстоит долгий: сначала выберем кандидата на возвращение, заем его книжку нужно будет перевести, и только потом она появится в списке анонсов. Так что запасемся терпением. Но и голосование сделаем как можно доступнее - для того, чтобы проголосовать, например, за С.Х.Адамса (он в нашем списке под номером 1), нужно пополнить один из наших телефонов всего на один рубль. Или на 11 рублей. Или на 21 р. А если вы считаете что этого мало, то можете прислать нам 121 рубль. Или 131 - лишь бы на конце суммы стояла цифра "1" (а если пришлете более трехсот рублей, то поучаствуете сразу в двух голосованиях - и в долгосрочном, и за непосредственно следующую книжку серии).

Аналогично и с другими авторами. Если вы присылаете нам 2 (или 42) рубля, ваш голос идет за Бауэрс. А если 10 (20, 30, 40) - за авторский дуэт из Р.Юстаса и Л.Т.Мид.

Тот из авторов, кто наберет большую сумму и победит в голосовании


* Автор внесен в список наших планов и без голосования, но если этого мало, то можно перевести у него не одну, а две книжки

суббота, 15 января 2022 г.

Электронные версии "Соучастия постфактум"

Электронные версии "Соучастия постфактум" в открытом доступе. 

 epub или fb2 

Но если кто-то захочет нас поддержать, то задонатить нам не сложно - хоть через электронный кошелек, хоть пополнив счет мобильника. И если количество донатов (или проданных книг) приблизится к четырем десяткам, то мы сможем выпускать книжки хоть ежемесячно.

вторник, 7 декабря 2021 г.

Анонс

 "Соучастие постфактум" в печати, а его место в списке анонсов займет повесть Николая Слободского "С третьей попытки"

Еще одно сочинение на "околодетективную" тему - повесть, которую тоже можно (с определенными оговорками) назвать детективной.




воскресенье, 5 декабря 2021 г.

Итоги голосования и свежевышедшая книга!

Подведем итоги голосования. За отчетный период продано 8 книг и получено 10 донатов, а значит получено 18 голосов. И вот как они распределились: 

  • В.Л.Уайтчерч "Преступление у пруда Дианы" - 11 голосов
  • Э.Чарльз Вивиан "Соучастие постфактум" - 2 голоса
  • Артур Рив "Крейг Кеннеди, профессор–детектив" - 2 голоса
  • Артур Моррисон "Хроники Мартина Хьюитта" - 2 голоса
  • Анри Ковен "Расследует Максимилиан Хеллер" - 1 голос

Но поскольку голосование накопительное и результаты проигравших авторов не сгорают, то суммируем результаты за отчетный период с итогами предыдущих туров:

  • Э.Чарльз Вивиан "Соучастие постфактум" - 18+2=20 голосов
  • В.Л.Уайтчерч "Преступление у пруда Дианы" - 7+11=18 голосов
  • Артур Рив "Крейг Кеннеди, профессор–детектив" - 8+2=10 голосов
  • Анри Ковен "Расследует Максимилиан Хеллер" - 1+1=2 голоса
  • Артур Моррисон "Хроники Мартина Хьюитта" - 2 голоса 

Таким образом, благодаря накопленным ранее голосам, в голосовании все-таки побеждает "Соучастие постфактум", тогда как "Преступление у пруда Дианы" уверенно занимает второе место. 

Электронная версия "Соучастия постфактум" уже вышла, а наше голосование продолжается - теперь уже за следующую книжку. 

 Ссылки на покупку электронной версии: FB2 и ePub 

 Помимо поисков соучастника из названия, сыщикам придется и разобраться с загадкой исчезающих следов — преступник шел по снегу, но его след внезапно оборвался... Впервые на русском!

пятница, 12 ноября 2021 г.

Он приходит по пятницам

 Вечер (или, скорее, уже ночь пятницы) - как раз в это время начинается действие романа "Он приходит по пятницам". И как раз в это время мы выкладываем его в открытый доступ (fb2 и epub). Но если кто решит поддержать нашу самодеятельность, то мы не против - каждый полученный нами рубль приближает выход следующих книг серии

пятница, 22 октября 2021 г.

"Он приходит по пятницам" - в виде бумажной книги


"Он приходит по пятницам" наконец-то доступен и в печатном виде! Правда поскольку роман чуть ли не в два раза объемнее прочих наших изданий (целых 424 страницы), то и цена выросла - но не в два раза, а только на стоимость печати. 




А поскольку книжка печаталась довольно долго, некоторые наши читатели успели прочесть электронную версию. Так что публикуем и отзыв на книгу:

В принципе, многие из мыслей, приходящих в голову при чтении второго романа Слободского, вполне совпадают с ощущениями от его первого романа — "Пророчицы". Себе и своему стилю автор не изменяет ни в оригинальных "невозможных" загадках, ни в установке на реализм описываемых событий, ни в обширных отступлениях. Поэтому повторяться относительно того, о чём уже писал, в этой рецензии я не буду. Замечу только, что под "Пророчицей" стояла дата из середины 1980-х, а под вторым романом — из конца 1990-х. Хотя действие по-прежнему происходит в позднем, теперь уже "застойном" СССР, этот роман написан как бы ретроспективно, по воспоминаниям, что позволяет, кстати говоря, "списать" на более позднее время написания изредка всё же проскальзывающие слова и обороты из более позднего времени (метко подмеченные коллегой при чтении "Пророчицы" — должен сказать, что я их там не заметил, но после его отзыва "Он приходит" читал внимательно и в этом отношении; да, кое-что мелькает). Лично я продолжаю придерживаться мнения, что эти даты — литературный приём, а автор — наш современник. И на то у меня есть свои основания. Но не будем разрушать литературную игру.

Уже по первому роману можно было судить, что автор — поклонник Уилки Коллинза с его "Лунным камнем", которому посвящено в "Пророчице" несколько страниц с глубокими наблюдениями по поводу этой великой книги. И, на мой взгляд, именно Коллинза, в наибольшей степени, Слободской берёт себе за образец из классиков детектива. Не смену рассказчиков, этого у Слободского нет, а неспешность и глубокую погружённость в обстановку, среди которой происходит действие. Детектив, на мой взгляд, вообще жанр довольно условный. Хотя кто-то и писал, что именно по детективу можно восстановить Англию 1920-1930-х годов (кстати, Слободской цитирует это высказывание в своём романе), мне кажется, что все эти романы используют ровно те детали быта, которые оказываются нужны для сюжета в сугубо практических целях. И если рассказы о Холмсе ещё достаточно "вещны" в своих (увы, пропадающих в классическом советском переводе) упоминаниях цветов халатов великого сыщика, то "Золотой век" от всего этого отходит ничуть не меньше, чем тогдашняя "высокая" литература, просто по-своему. А вот мир Слободского очень "вещен", наполнен тогдашними реалиями. И если Коллинз, конечно, плоть от плоти современного ему английского нравоописательного романа, то и Слободской следует, пожалуй, не только "милицейскому" детективу, на значительный свой процент как раз оперирующему собственными шаблонами, но и вообще традиции русского реалистического романа. Причём сюжет "Он приходит", так сказать, разомкнут (даже сильнее, чем "Пророчица") в отражении реальной жизни и в отказе от авторского всеведения и выстраивания сюжета в жёсткую "игровую" композицию, столь свойственную некоторым мастерам "Золотого века". И если рассказчик в "Пророчице" одновременно исполнял роль сыщика, то рассказчик "Он приходит", с одной стороны, не участник и даже не очевидец событий (всю историю ему поведал один из активных участников), но, с другой стороны, и не всезнающий автор. Он сообщает только то, что ему поведали другие, и особо подчёркивает, с чьих слов доходят до него отдельные фрагменты истории (и что он всё же домысливает). А это, кстати говоря, существенная сторона авторского замысла. Итак, в эту широкую картину быта позднесоветского НИИ (которой посвящено немало страниц романа, из-за чего, конечно, читается он тяжеловато, но не потому, что это плохой детектив, а потому, что это больше, чем детектив, где автор предлагает читателю подумать не только над детективной линией, но и над многими другими вопросами) вписывается детективная загадка. "Невозможная". Сперва вахтёрша НИИ дважды видит ночью в коридоре запертого института один и тот же труп, бесследно исчезающий до приезда милиции. А на третий раз его видит не только вахтёрша, но и замдиректора, и по такому случаю он никуда не исчезает. Потом же, по всем законам жанра, появится и второй труп. Невозможностей тут, на мой взгляд, две (поскольку решаются в сюжете они самостоятельно). Первая — как убийца и жертва, собственно, проникли в запертый институт, единственный вход в который охраняется вахтёршей, миновать которую невозможно, и как вышли. Вторая — каким образом труп, из которого торчит нож, не просто два раза бесследно исчезает, но и оказывается на третий раз вполне себе свежеубиенными бренными останками человека, которого за день до того видели живым. И если первая "невозможность" достаточно традиционная, то вторая редкая. Сходу мне приходит в голову "Тайна перелеска Хорна" Беркли, но, возможно, есть и ещё что-то.

Решение первой невозможности, как бы это сказать, техническое. Подобные ходы часто встречались в до-"карровский" период (и доктор Фелл в своей лекции немалое внимание уделяет их классификации). Я не фанат таких развязок, они, на мой взгляд, скучноваты, но решение простое, вполне убедительное и, что немаловажно для творческой позиции Слободского, абсолютно реальное. С другой стороны, и решается эта невозможность где-то посередине сюжета, ещё до появления иных ключевых фактов. Главная фишка книги — это, конечно, исчезающий труп. Беркли справился с этой задачей не без громоздкости. Слободской задействует другой ход, который, конечно, может показаться насмешкой над читателем. И, пожалуй, "проницательный любитель детектива" (к которому часто адресуется автор) не догадается здесь только из-за того, что привык уже мыслить более витиевато (на чём лично я и попался). С другой стороны, знакомых с "Пророчицей" этот подход не удивит. И подготовлен трюк весьма изобретательно. Детективная литература знает немало способов написать текст так, чтобы читатель прочёл одно, но принял это за другое (так что не мог бы обвинить автора в обмане и "нечестной игре"). Можно так выстроить текст, чтобы читатель обратил внимание не на то, что надо. Можно изящно умолчать о чём-то, заставив читателя не заметить пустоты. Можно заставить персонажа, вызвав к нему необоснованное доверие, лгать читателю. Можно заставить персонажа не лгать, а "честно" потерять память. Слободской находит новый способ, основанный на всей структуре того, как выстроен этот роман. Во всяком случае, в "Он приходит по пятницам" нет того недостатка, который слегка портил первый роман, где преступник хоть и упоминался в сюжете, но как будто сваливался немного ниоткуда. Здесь, действительно, злодей один из основных персонажей.

С другой стороны, сюжет тут менее насыщенный, чем в "Пророчице". Если там хватало подозреваемых и версий, то в "Он приходит" интрига строится, скорее, на необъяснимости и нелогичности происходящего. И большую часть этой нелогичности снимает один-единственный факт, который вводится в сюжет ближе к концу (после чего следствие несётся, можно сказать, на всех парах — а до того сыщики топчутся на месте и пытаются выстраивать версии, которые при знании этого факта заведомо абсурдны). С точки зрения психологии реальных людей позднее появление этого факта прекрасно мотивировано, само столь же реальное и порой застревающее (не в пример книжным) расследование тоже, в литературном плане, показано прекрасно. Но, конечно, чисто детективную занимательность книги это существенно снижает.

И должен признать, что очень долго, даже с поправкой на то, что отвлекали дела и недомогания, читалась у меня эта книга (куда дольше "Пророчицы"). Вероятно, беря её в руки, надо сразу настраиваться не на захватывающий сюжет, а на вдумчивые неспешные размышления (так, как мы настраиваемся, принимаясь за какой-нибудь реалистический роман того или иного бородатого классика). Но, повторюсь, размышления не только по поводу многочисленных философских и историософских отступлений, в которые впадает автор, но и по поводу детективной теории, в которой автор превосходно разбирается. Здесь есть, как я уже упоминал, оригинальный подход к "обману" читателя. Есть интересная, хотя и предсказуемая, игра с ролями "Холмса" и "Ватсона". Есть оригинальная, нешаблонная "невозможная" загадка. И, во всяком случае, все детективные правила соблюдены, а "невозможности" решены логично и чётко. Что до остального, то Слободской, безусловно, имеет право на собственный подход и к загадкам, и к манере повествования. Можно его не разделять, но нельзя отрицать, что это одно из самых ярких явлений в многострадальном отечественном детективе, как по оригинальности детективного мышления, так и по чисто литературным достоинствам.